«К черту ваши подачки, господа из ФРГ!»

23 июля 2021

Рассказываем о кампании КГБ по борьбе с эмигрантскими настроениями в среде сибирских немцев — зачем было ее затевать, насколько правдоподобной она получилась и к каким результатам привела.

В феврале 1960 года в газете «Ленинская правда» (орган Ханты-Мансийского окружкома КПСС и окружного Совета депутатов трудящихся Тюменской области, с 1991 года – «Новости Югры») был опубликован целый ряд писем от советских немцев, проживавших на территории современной Югры. В письмах они публично «отрекались» от посылок, которые им присылали из ФРГ. Этой теме был посвящен целый разворот. Заголовки говорят сами за себя: «Грязная провокация», «У советских собственная гордость!», «Не выйдет!», «Вот он “рай” по-боннски!», «Мы возмущены».

Кто же отправлял эти посылки и почему понадобилось организовать целую информационную кампанию для борьбы с ними? Ответы на эти вопросы можно найти в материалах Государственного архива социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО). Но перед тем, как к ним обратиться, разберемся с тем, откуда в современном Ханты-Мансийском автономном округе вообще взялись немцы.

В сентябре 1941 года была ликвидирована АССР Немцев Поволжья, созданная в 1918 году на местах проживания колонистов, заселивших эти земли еще при Екатерине Великой. Население АССР было выслано превентивно: руководство страны боялось, что советские немцы станут «пятой колонной» по мере продвижения войск вермахта вглубь нашей страны. 85 тысяч немцев были направлены в Омскую область, в состав которой в то время входил Ханты-Мансийский национальный округ, как он тогда назывался. Помимо поволжских, сюда также были депортированы закарпатские немцы.

Неизвестно точное количество тех, кого отправили затем работать на рыбных заводах Обь-Иртышского бассейна. Он имел стратегическое значение для обеспечения армии рыбой и рыбными консервами после того, как неприятель оккупировал Крым, Прибалтику и стремительно продвигался в сторону Каспия. Можно сказать только то, что среди них было мало мужчин трудоспособного возраста, поскольку их мобилизовали в так называемую «трудармию»: работать на стройках и в лагерях НКВД. После войны семьи воссоединились, и уже к 1960 году в Тюменской области проживало около 14.000 советских немцевИсточник: ГАСПИТО Ф.П.124 Оп.1 Д.4140 л.95-98.

Советских немцев реабилитировали в 1956 году, но Республику немцев Поволжья не была восстановлена, и возвращаться им было некуда. В ГАСПИТО хранится справка тюменского обкома КПСС «о запущенности массово-политической работы среди закарпатских немев, проживающих в Ярковском, Микояновском, Самаровском районах Тюменской области» от 5 июня 1956 года. В ней говорится об отношении местного населения к депортированным:

«Имеют место факты неправильного отношения руководящих работников, а также некоторой части русского населения к немцам, выражающееся в их оскорблении и унижении. Так, в пос.Пальяново, Микояновского района, технорук Турцевич открыто, при немцах неоднократно заявлял, что он ненавидит их, что все немцы фашисты. (…) В пос.Варвара Карбанского леспромхоза группа немцев заявила, что с ними обращаются так: “Если на работу, то нам говорят “товарищ немец”, а если получать деньги, или покупать товары в магазине, то нас называют “фриц”, “фашист” получай последнимИсточник: ГАСПИТО Ф.П.124 Оп.1 Д.3528 л.13-16.

В справке отмечается запущенное состояние политической и культурно-просветительской работы среди немецкого населения и тяжелые материально-бытовые условия. 

В то же время ряд немцев имели свои личные радиоприемники. Они регулярно собирались и вместе слушали передачи из Западной Германии, транслировавшиеся радиостанцией под названием «Свободная Европа».

В таких условиях многие немцы начали задумываться об эмиграции. В спецсообщении начальника управления КГБ при совете министров СССР по Тюменской области секретарю тюменского областного комитета КПСС от 06.04.1960 г. отмечается:

«Наибольшее количество эмиграционных настроений имеет место в местах наибольшей концентрации закарпатских немцев, а именно, в поселках Калымского леспромхоза Ярковского района и поселке Луговом Самаровского района Ханты-Мансийского округа. Так, в поселке Луговом из 200 человек немецкого населения 186 человек возбудили ходатайство на выезд из СССР в Германию»Источник: ГАСПИТО Ф.П.124 Оп.1 Д.4140 л.95-98. 

В качестве причины называется пропагандистская кампания ФРГ по склонению советских граждан немецкой национальности к эмиграции через родственные и другие связи, немецкий «Красный крест» и иные организации, в частности «Помощь нуждающимся немцам, проживающим в Советском Союзе». И делалось это, по мнению начальника управления КГБ, как раз при помощи посылок. Советским немцам отправляли продукты, обувь и одежду, постельное белье и другие предметы быта.

Для борьбы с эмиграционными настроениями сотрудниками КГБ «была проведена работа по выявлению из числа немецкого населения патриотически настроенных лиц», с ними провели беседы, в результате которых те выступили в печати с «разоблачением» западногерманской пропаганды. В газете «По Ленинскому пути» также были опубликованы письма с заголовками: «Нам ли, советским людям, унижаться?», «Мы не поддадимся на провокации» и т.п. Красной нитью через все письма в газеты проходит идея о том, что посылки – это подачки, и советскому гражданину они не нужны, потому что он и так обеспечен всем необходимым выше меры.

В ГАСПИТО хранятся исходники этих писем, после каждого идет приписка: «Копия верна. Начальник отдела управления КГБ при Совете министров Союза ССР Тюменской области». О том, что письма написаны под диктовку, говорит и канцелярский стиль, типичный для советской печати, в который слишком нарочито вплетены какие-то народные присказки в стиле: «Шалишь, кума, не с той ноги плясать пошла, как у нас говорят». (Наверняка, именно так и говорили у немцев). Также особый упор в каждом письме делается на то, что немцы – типичные советские люди, ничем не отличающиеся от всех остальных.  

«Не выйдет!»

«Я сам немец по национальности. Сын и внук простых рабочих. Благодаря Советской власти я получил высшее техническое образование. Полюбил русскую девушку Наташу. Поженились. У нас растут двое малышей. Перед нами впереди светлая дорога, они будут жить при коммунизме, который возводят своим трудом все советские люди, в том числе и мы, немцы.

Нет большего счастья, чем жить в Советской стране, быть равноправным членом советского общества. А вы рассчитываете, что удастся какими-то нищенскими подачками «распропагандировать» нас, подлыми провокационными действиями подорвать морально-политическое единство нашего народа! (…)

Вот какие мысли навеяла эта провокационная затея властей ФРГ и деятелей западногерманского Красного креста «облагодетельствовать» нас, немцев, проживающих в Советском Союзе, посылками с маргарином и стильными ботинками сорок пятого размера».

Ф. Триппель

Главный инженер Белогорского деревообрабатывающего комбината

«Грязная провокация»

«Работаю я начальником биржи пиломатериалов на деревообрабатывающем комбинате. У нас хорошая квартира. В семье четыре человека, работаем я и дочь Мария. Жена трудится по хозяйству: ведь немало хлопот и с огородом, и с коровой, и с кабаном. Не считая доходов от хозяйства, месячный бюджет нашей семьи превышает две тысячи рублей. В магазинах имеем возможность в любое время приобрести и необходимую обувь, и одежду, и продукты питания, да не эрзацы или какие-нибудь там суррогаты, а натуральные отличного качества. Вот и судите, нужна ли моей семье «помощь» от вас, «добродетели» из ФРГ?»

А.Пойтингер

«Нам ли, советским людям, унижаться»

«(…) Раньше я этому вопросу также не придавал значения, и на имя моей жены от ее родственников шли посылки. И вот посмотрите, что получается. Я, старший механик, получаю 1200 рублей, имею хорошую квартиру с электрическим освещением, радиоприемник. Есть и подсобное хозяйство. А по распространенным в Западной Германии слухам выходит, что я не в состоянии купить такие вещи, как носки и ли платок, хотя, как вы знаете, у нас в магазинах этих вещей имеется в достатке. Что же остается делать нашим родственникам, как не помощь «нуждающимся».

Я понял теперь, что истинное стремление ФРГ состоит не в организации помощи, а в том, чтобы создать о себе хорошее общественное мнение, затуманить глаза трудящимся, унизить нас. Ясно, что с таким положением мириться нельзя».

Г.Штраус

Пос. Язевка

«Мы не поддадимся на провокации»

«Я внимательно прочитал выступления в газете «Ленинская правда» товарищей А.Пойтингера, П.Цаунера, Ф.Триппеля и Д.Блюме от 28 февраля с.г. и очень рад, что они открыто в печати выразили свое возмущение провокационными действиями властей ФРГ, их грязными махинациями с «посылками» и фабрикованием вызова на выезд в Западную Германию.

Я, как и большинство немцев, проживающих в рабочем поселке Белогорского ДОКа, приехал на север из Закарпатья. Живу, работаю, как и все советские люди, как мои товарищи по работе и немцы, и русские, и люди других национальностей».

А. Кайс

Судоводитель Ханты-Мансийской сплавной конторы

«Надо лучше знать правду»

«(…) Мой брат Иосиф также жалеет о том, что уехал в Западную Германию. Он до этого жил в Новосибирске, работал плотником, имел замечательную квартиру. Ясно, что старость его была бы обеспеченной. Но вот ему захотелось женить сына, который находился в Западной Германии. Сына женить-то женил, а сам оказался в тяжелом положении.

Сейчас Иосиф не работает, получает мизерную сумму пособия, на которое трудно жить, о чем он и писал в письме.

Вот об этих фактах я и хотел рассказать. Считаю, что о них должен знать каждый и помнить, что только в социалистической стране проявляется забота правительства о простом человеке».

Ф.Титц

Пос. Калымка

В архивных документах сообщается, что в результате этих мероприятий эмигрантские настроения резко сократились. Но на этом в КГБ не успокоились, и в следующем спецсообщении секретарю тюменского обкома КПСС от 06.05.1960 г. говорится:

«В целях дискредитации политики западногерманских властей в лице советских граждан немецкой национальности и оказания на нее влияния, нами проведены мероприятия по направлению от немцев в адрес посольства ФРГ в Москве писем протеста против провокационных действий со стороны западногерманских властей по отношению советских граждан немецкой национальности.

В этих целях нами были использованы ряд документов, опубликованных за последнее время в советской печати, как-то:

– нота МИД СССР от 3 апреля 1960 года, в которой выражался протест Советского правительства по поводу провокационной посылки через посольство ФРГ в Москве в адрес советского гражданина И. Гоппе, проживающего в Пермской области, фашистской медали с изображением свастики и наградных документов за подписью Гитлера;

– материалы пресс-конференции иностранных и советских журналистов и другие статьи по делу западногерманского министра Оберлендера, опубликованными в ряде номеров газеты «Правда»;

– материалы суда над членами Всемирного Совета Мира в Дюссельдорфе (нойес Дойчланд от 10.4.60) и другие»Источник: ГАСПИТО Ф.П.124 Оп.1 Д.4140 л.145-149.

Однако, эти меры нельзя было назвать действенными. Началась масштабная программа по репатриации этнических немцев в ФРГ. До распада СССР из страны выехало более 120 тысяч немцев. Начиная с 1991 года, эмиграционный поток в Германию возрос в разы: 570 тысяч человек выехало из России к 1999 году, 65% из них составили немцы.

Источник

Значительно сократилось число немцев и на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Согласно данным переписи населения, в 1989 году в Югре проживало около 8.929 немцев, в 2002 – 8.292, а в 2010 уже 6.828. При этом население округа в целом выросло с 1989 до 2010 на 20%. 

Возможно, посылки действительно сыграли свою роль в этих процессах, заманив в капиталистические сети красивого белья и вкусных шоколадных конфет простых рабочих, получивших паспорта только после 20 съезда КПСС. Но главными причинами для эмиграции, скорее, стали общая бытовая неустроенность и ощущение оторванности от дома, утрата самого понятия «дома». Многие немцы вспоминают, что после отмены статуса спецпоселенцев и получения разрешения на перемещение по стране, они ездили в родное село в Поволжье, чтобы увидеть, что их дом разрушен или занят другой семьей, эвакуированной во время войны. И тогда поиск новой HeimatРодина (нем.) привел их в Германию. 

Мы советуем
23 июля 2021