Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой

Фото дня

 
Принудительное лечение Петра Григоренко

12 марта 1964 года советский диссидент и генерал-майор Вооруженных сил СССР Пётр Григоренко был направлен на психиатрическое обследование, которое закончилось для него принудительным лечением в клинике. Судьба Григоренко (1907–1987) выглядит поначалу как судьба «идеального» советского человека: убежденный комсомолец, настоящий пролетарий (слесарь, кочегар, машинист), политрук, член КПСС, отучился на рабочем факультете. В начале тридцатых годов начал военную карьеру: служил начальником сапёрного батальона, окончил Высшую военную академию Генштаба. Но уже в 1938 году выступил с критикой политических репрессий.

После войны Григоренко преподавал военное дело, служил на Дальнем Востоке. В начале 1960-х годов «Григоренко имел несколько небольших столкновений с властями, — пишет Уолтер Райч, — например, протестовал против антисемитизма в своей академии. Но первый серьезный конфликт произошел после его выступления на партконференции в Москве. Он призвал к демократизации устава партии, в результате чего был лишен делегатского мандата». После этого Григоренко стал активно критиковать Хрущева, а в 1963 году он создал «Союз борьбы за возрождение ленинизма». Все это привело в январе 1964 года к аресту, а 12 марта его отправили на психиатрическую экспертизу в Институт им. Сербского.

Психиатрия была одной из основных репрессивных практик в 1960–1980-е годы. Человек, занимающийся «общественно опасной» деятельностью или просто неудобный властям, мог быть направлен на принудительное лечение. Основным «диагнозом» советской карательной психиатрии была вялотекущая шизофрения, Григоренко же было поставлено «паранойяльное развитие личности». Вот как он сам вспоминает об этом: «Когда я был арестован в 1964 году и надо было меня послать на психиатрическое обследование, нашли в моей медицинской книжке, что у меня в конце войны была “травматическая церебропатия”, то есть контузия. И на этом основании направили для обследования в институт им. Сербского. Там, естественно, нашли нужным “лечить” меня, через 20 лет после контузии». Через год лечения Григоренко выпустили, однако в 1969 году он был вновь подвергнут насильственному лечению.

Независимые экспертизы в разное время признавали диагноз Григоренко и назначенное ему «лечение» необоснованными и противоречащими фактам.

Фотография: wikimedia commons

1
3
5
7
8
12
13
15
16
18
21
24