Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
29 декабря 2017

«Что такое Россия»

В этом году издательству «Новое Литературное обозрение» исполняется 25 лет. В специальном интервью, приуроченном к юбилею издательства, Дмитрий Споров рассказывает о новой книжной серии НЛО «Что такое Россия».

Кому пришла идея серии «Что такое Россия», и довольны ли вы тем, что получается?

Вопрос «доволен / не доволен» зависит от характера и осведомленности человека, которого вы спрашиваете. Я в данном случае понимаю плюсы и минусы наших изданий и считаю, что для работы лучше быть недовольным. А довольным должен быть читатель. Судя по откликам, серию восприняли хорошо. Но я точно доволен тем, что мы ввязались в это дело. Своевременность такой серии очевидна. А Ирина Дмитриевна Прохорова, как опытный издатель и просветитель, придумала и продумала эту серию.

Я думаю, что в контексте 25-летнего юбилея НЛО эта серия в определенном смысле — новая глава. Журнал «Новое литературное обозрение» издается четверть века, и он действительно сформировал филологическое сообщество, круг авторов, тем и направлений. У НЛО среди гуманитарных издательств только один «минус» – оно единственное так долго и активно существует, и это очень важный фактор. Все остальные в силу понятных нам и разнообразных причин прекращали свое существование. В исторической среде подобного издания не было. Иначе вопрос о популярных книгах, я думаю, был бы решен раньше, потому что любой журнал – даже самый сложный и профессиональный – все равно популяризирует материал и формирует круг читателей, и этот круг потребовал бы популярную литературу по истории.

Дмитрий Споров – редактор серии «Что такое Россия», президент Фонда «Устная история», заведующий отделом устной истории Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова, член жюри литературной премии «НОС».

И конечно, все мы наблюдаем ситуацию, в которой общество крайне заинтересовано в популярном знании. Любая лекция, популярная книга, материал в интернете, сделанный в удобной форме, набирает гигантские просмотры и пользуются ажиотажным спросом. Что это значит? Общество очень хочет найти что-то познавательное, с чем можно хорошо провести время, что дает возможность расширить собственные горизонты понимания. Это замечательно. Мы видим, что общество развивается, задает себе вопросы – важные, нужные, стараясь найти на них ответ. Вот контекст рождения этой серии.

Скажите, менялась ли концепция серии по ходу работы?

Скорее развивалась. Основа была придумана до начала работы. В общественном понимании есть условная история государства, которая сформировалась в XIX веке и которой до сих пор следуют некоторые ученые и широкая читающая публика. В отличие от революционных изменений естественных наук последнего столетия эта концепция не опровергнута полностью, но постоянно дополняется, обновляется, переосмысляется − в этом специфика гуманитарного знания. Без современного прочтения и осмысления концепции прошлого мертвы и устарели, хотя в общей археологии гуманитарного знания имеют огромное значение. Вот мы и хотим актуализировать историю. Наука историческая изменилась, открыто много нового и чрезвычайно важного для всех нас, поэтому нужен другой подход, и вот этот подход был сформулирован Ириной Дмитриевной как модерная история страны. Что это такое? С одной стороны, это ограничение хронологическое – модерное государство, государство нового времени, формировалось с XV века, а с другой стороны, это новый подход, который в первую очередь сконцентрирован на изменениях, истории поиска нового – для нас это принципиально важно. Мы актуализируем самый широкий спектр тем и даем популярный вариант академического знания в конкретной области, сделанный профессионалом самого высокого уровня. Модернистская концепция в данном случае просто удобная рамка.

В серии вышло пока пять книг?

Пока пять. Мы не хотели делать книги в хронологическом порядке, чтобы времена и темы следовали установленным чередом. У нас нет числа книг, которые мы хотим выпустить. В серии может быть сто или двести книг – это будет зависеть от развития серии и возможностей рекрутировать новых авторов и новые темы. В принципе, количество тем бесконечно, количество авторов конечно, но все-таки очень велико.

Скажите, все книги серии «Что такое Россия» пишутся для нее специально?

Да. Конечно, авторы используют свои прежние исследования, наработанный материал, но все равно это тексты новые. И невозможно иначе. Кстати, те две книги, которые вышли сейчас, к Non/Fiction, — Иван Курилла «Заклятые друзья» и Амиран Урушадзе «Кавказская война» с противоположными историями создания, но обе очень подходят по подаче материала и по уровню концептуализации сюжетов для нашей серии. Иван Иванович уже много лет пишет и публикует российско-американские истории, а Амиран Тариелович придумал и написал эту книга специально для нашей серии. Но оба автора справились со сложнейшей задачей нашего формата – выдержали стиль изложения. Не примитивный, но и не тяжеловесный.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про авторов двух новых книг – «Заклятые друзья» и «Кавказская война».

Иван Курилла – один из ведущих специалистов по российско-американским отношениям, public history, он профессор Европейского университета, очень публичный и яркий человек. Амиран Урушадзе – совершенно новый автор для широкого круга читателей. Он давно занимается историей Кавказа, у него масса исследовательских работ, но эта первая популярная и обобщающая. На такую сложную и трагическую для всех тему – Кавказская война − написать так хорошо, честно и грамотно – дорогого стоит.

Были для вас какие-то ориентиры в западном книгоиздании, когда вы думали над концепцией серии?

Вы знаете, мы смотрели примеры, например Penguin Books, но понимали свою специфику. Вот, например, два аспекта, которые интересно отметить. Первое: у нас очень значительное разделение популярного письма и академического, по сравнению с американской или островной традицией. Наша научная школа была основана немцами и тяготеет к немецкой монументальности. Поэтому требовалось дистанцироваться от академического письма больше, нежели во многих иностранных изданиях. С другой стороны, нам очень хотелось объединить популярный текст и традицию советской книжной графики, которая не упрощала сюжет, а давала читателю совершенно самостоятельную оптику текста.

Серия «Что такое Россия» рассчитана на широкую публику. Многие из этих историй уместны и в глянцевом журнале, так?

Да, задача именно такая, в каждой книге масса сюжетов, которые могут быть помещены в популярном журнале. Вместе с тем мы старались сохранить уровень письма высоким, мы уважаем своего читателя и хотим, чтобы он старался понять, чтобы ему было интересно, чтобы дополнительные энциклопедические подробности он находил сам. Нам хотелось сделать серию, которую можно бы было советовать на вопрос: «А что почитать по истории России?». Если человек задает этот вопрос, он уже готов вникать и узнавать подробности. Книга должна провоцировать к дополнительному знанию. И мы должны помнить, что словарное знание теперь очень просто посмотреть любому пользователю сети, его не нужно повторять в популярных книгах, это существенное изменение научно-популярного жанра. Еще один очень важный и популярный читательский вопрос: могу я быть уверен, что эти книги не профанация научного знания? Так вот наши книги − популяризация именно современного научного гуманитарного знания. При этом нужно понимать, конечно, что роль автора в гуманитарных исследованиях велика, это не абстрактное знание, гуманитарное знание всегда связано с актором его производящим. Но профессионал всегда следует в рамках, ограниченных научным знанием, что применительно к данному вопросу очень важно. Задача, которую мы решаем, − популяризировать современное академическое знание о прошлом.

Каков тираж ваших книг, он одинаковый у пяти вышедших?

Да, сейчас тираж у каждой из книг серии − 5000, но мы рассчитываем, что это первый тираж и мы будем допечатывать.

А что вы отметили из откликов на вашу серию?

Вроде хвалят. Серьезной ругани я не видел, я бы ее с удовольствием почитал, если она есть. Был разговор на «Гефтере» как раз о нашей серии и о популярной истории в целом. Критика, которая там была сказана, отчасти справедлива, а отчасти показывает, что дискутирующие авторы совершенно вне контекста популярной истории и не нуждаются в ней. Что понятно.

Планируете ли вы книги об «исторических личностях» – Сталине, например?..

Мне было бы интереснее делать проблемные работы. Важно, чтобы это был некоторый уровень обобщения и концептуализации сюжета – тогда да, и тогда это может быть и персональная биография, и история институции, что угодно.

Можете ли назвать темы и авторов будущих книг?

Конечно. Наверное, первой книгой в следующем году будет «Рождение Московского государства» Михаила Крома. Эта книга отличается от прочих − в ней самостоятельная концепция формирования Московского государства. Михаил Кром – один из ведущих медиевистов, профессор компаративистики Европейского университета. Он написал о том, как рождается модерное государство на примере России, тогда Московского государства. Мы знаем о войнах того времени, череде царствований, реформах, но как все это соотносилось с общемировой историей изменений − знаем мало, а это чрезвычайно интересно и важно. По характеру письма Михаил Маркович скуп на слова и чрезвычайно точен в формулировках, тем ценнее его желание рассказать о предмете своих многолетних размышлений до обобщающей академической работы.

К работе над серией вы привлекаете только отечественных авторов?

Совсем нет. И буквально сейчас в работе книга американского исследователя и несколько работ наших соотечественников уже многие десятилетия живущих и пишущих заграницей. Так что все таланты зовем к нам.

Ваша серия – именно бумажная?

Электронная версия книг продается, конечно. Но можно записывать и аудиокниги, я думаю, мы посмотрим на распространение, и лучшие книги будем издавать аудиокнигами.

И вот еще, что интересно: произошли у вас «личные» или «научные» открытия благодаря работе над этой серией?

Конечно. Как и у любого другого читателя, вне зависимости от степени профессионализации. В каждой книге масса подробностей и самостоятельных сюжетов, известных только узкому специалисту, поработавшему с конкретными архивными источниками. Это относится к каждой книге серии, поскольку пишут профессиональные историки, и мы только следуя своему желанию облегчить восприятие текста, снимаем сноски и ссылки, на архивы, в частности. К примеру, если говорить о книге Ивана Куриллы «Заклятые друзья», там гигантское количество сюжетов. Эти сюжеты Иван Иванович многие годы публикует в ЖЖ и фейсбуке, поэтому еще они так легки и доступны, и он как профессионал-американист, видит их, чувствует и пересказывает нам. В этих сюжетах Америка и Россия одинаково отстраиваются от Европы и в этом очень похожи, вообще это сравнение дает очень гуманистическую картину, так необходимую сейчас.

29 декабря 2017
«Что такое Россия»

Похожие материалы

17 января 2017
17 января 2017
Британское издательство GRANTA недавно выпустило английский перевод дневника охранника ГУЛАГа Ивана Чистякова «Сибирской дальней стороной». В английской версии книга называется «The diary of a GULAG prison guard Ivan Chistyakov». Пользуясь случаем напомнить об этом уникальном источнике, «УИ» публикуют отрывок из русского издания.
13 июня 2017
13 июня 2017
В издательстве Harvard Press вышла книга «Москва 1956. Задушенная весна», посвящённая секретному докладу Хрущева и раннему этапу Оттепели, как одному из самых парадоксальных периодов советской истории. Книга ещё не переведена, но мы уже взяли у её автора, профессора Университета в Джорджтауне Кэтлин Смит, небольшое интервью о её исследовании.
1 ноября 2016
1 ноября 2016
Сотрудница Мемориала Светлана Фадеева и Татьяна Смирнова поговорили в форме даже не интервью, а просто беседы о специфическом эпистолярном жанре писем в защиту репрессированных.
27 июня 2018
27 июня 2018
Рецензия на сборник статей о футболе, истории, культуре и политике (ненужное зачеркнуть) в Восточной Европе.