Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
5 декабря 2017

Новая база данных жертв репрессий

Интервью с Яном Рачинским
Сегодня в Мемориале состоится  презентация обновленной Базы данных по жертвам политического террора в СССР. Десять лет спустя после выхода последней версии общая численность жертв в базе уже превысила 3 миллиона человек. О качественных и количественных изменениях в одном из главных проектов Мемориала, рассказывает в специальном интервью «Урокам Истории» его руководитель Ян Рачинский.

 

Прямая трансляция презентации:

 

Последняя версия базы датируется 2007 годом. Сколько имен добавилось за прошедшие десять лет, и откуда вы брали новые данные?

– Добавлено около полумиллиона имен из 120 вышедших томов книг памяти и из многих других источников, опубликованных за последние 10 лет. Появилась информация из Грузии и Азербайджана – ранее эти бывшие советские республики в базе представлены не были. Впервые включены сведения из украинской многотомной серии «Реабилитированы историей» — это 9 томов, посвященных Автономной Республике Крым.

Здесь необходимо оговориться, что тома по остальным регионам изданы на украинском языке и для включения их в базу требуется дополнительная работа. Впервые появились списки из Брянской и Сахалинской областей, очень заметно выросли массивы данных из Башкирии, Бурятии, Дагестана, Республики Коми, Краснодарского и Красноярского краев, Екатеринбурга, Амурской, Костромской, Новосибирской, Оренбургской, Челябинской и Читинской областей. Дополнена и информация по многим другим регионам. При этом порядка 70 тысяч записей в базе было удалено или объединено из-за дублирования.

При этом база получила новый интерфейс и даже новый адрес. В чем принципиальное функциональное отличие и что будет со старой базой? 

– Старая версия будет доступна по тому же адресу, что и раньше, — http://lists.memo.ru, так как за время её существования на этот адрес образовалось множество ссылок как с частных сайтов, так и из Википедии и даже бумажных источников. Однако пополняться она больше не будет, все новые данные мы будем публиковать на новой версии, которая расположена по адресу http://base.memo.ru.

Что касается функциональных различий, старая версия существовала на диске как справочная система и в интернете в сугубо текстовом виде. Возможности пополнения там были весьма ограничены. Новая версия в интернете сохранила большинство возможностей дисковой версии, но при этом будет регулярно пополняться и позволяет включать дополнительные материалы, в частности, фотографии репрессированных. На данный момент туда включены только фотографии расстрелянных в Москве, но эта часть базы будет в дальнейшем тоже развиваться.

Кроме того, включены имевшиеся в источниках указания на семейные связи. Пока это реализовано для части раскулаченных и депортированных семей, но мы будем и дальше совершенствовать базу в этом направлении.

С весны будущего года пользователи смогут предлагать уточнения и дополнения в базу – это касается и людей, присутствующих в базе, так и вовсе в ней не упомянутых. Разумеется, все эти сведения должны быть подтверждены тем или иным способом. Копии подтверждающих документов будут храниться в архивах Мемориала в Москве и в регионах.

Плюс у вас повился ещё и поиск, чего раньше в веб-версии не было.

– Да. При чем он ведется не только по основному, но и по альтернативным именам, поэтому список найденного может начинаться с других фамилий.

К сожалению, поиск осложняется отсутствием унификации – один и тот же термин может означать разные сущности: низшим образованием могут называться и один класс цековно-приходской школы и реальное училище. Служителем культа может быть записан не только любой православный священнослужитель от псаломщика до епископа, но и, например, член церковного совета и просто активный верующий, а также мулла, лама, раввин, монах и т.п.

После обновления базы общее число записей в ней превысило три миллиона человек. Насколько это исчерпывающий список?

– Тут нужно в первую очередь сказать, что записи в базе описывают не конкретного человека со всей его биографией, а конкретную репрессию, при этом около от 10% общего числа репрессированных подвергались репрессиям неоднократно.

Во-вторых, одна и та же репрессия одного и того же человека может быть описана в разных источниках – например, в книгах памяти по месту рождения и по месту репрессии, или по месту ареста и месту отбывания. Эту информацию надо объединять, но для компьютера это задача непосильная, необходимо участие эксперта. Собственно для этого в новой базе введен механизм агрегации записей, относящихся к одному человеку, как, например, в случае Михаила Ксаверьевича Корбута, который подвергался репрессиям неоднократно. Теперь такие разрозненные элементы одной биографии можно объединять.

С другой стороны, людей значительно больше, чем записей, так как значительная часть семей репрессированных крестьян описываются одной записью на большую семью, как, например, в случае Павла Степанович Соснина. Здесь видны и проблемы описания, и проблемы реабилитации: из семьи 18 человек, осуждённых по одному делу, реабилитированы были только 9. Разумеется, каждому члену семьи должна быть посвящена отдельная запись, но отчасти эту работу мы не успели проделать, а отчасти она не вполне осуществима. В карточке спецпоселенца подчас не указаны не только фамилии, но даже имена членов семьи — только возраст или общая численность.

Вы упоминали о 70 тысячах входов, удаленных из предыдущей версии из-за дублирования. Были ли какие-то ещё исправления?

– Исправлены многие ошибки, уточнены ссылки на источники, уточнена структура базы, например, выделено поле смерти в заключении. К сожалению, ошибок достаточно много. Некоторые появились в результате неграмотности следователей (или подследственных), а где-то опечатки появились уже потом при подготовке книг памяти или уже из-за неправильного автоматического распознавания машинописных текстов. FineReader, например, норовит при любой возможности превратить мужскую фамилию в прилагательное среднего рода — Круглов в Круглое, а имя Гариф упорно переделывает в Тариф. Многое мы исправили, но часть таких ошибок наверняка осталась незамеченной.

После обновления общее число жертв политического террора в базе перевалило за три миллиона. Как вы оцениваете проделанную работу и насколько этот список можно назвать исчерпывающим?

– Текущая версия содержит, по нашим оценкам, не более четверти от общего числа жертв политического террора, даже если брать только тех, кто попадает под действие закона о реабилитации.

Продвижение с 2007 года не столь велико, как могло бы быть – это в значительной мере объясняется тем, что очень много сил и времени было потрачено на то, чтобы была принята Концепция госполитики по увековечению памяти жертв репрессий. Поначалу предполагалось, что это будет госпрограмма, одним из пунктов которой числилась общегосударственная база данных о жертвах террора. Была разработана и концепция такой базы, и даже сделан пилотный проект. Но надежды на государство оказались тщетны, и пришлось разрабатывать другой механизм, ориентированный на доступные источники. Архивные дела, увы, в большинстве регионов недоступны исследователям.

5 декабря 2017
Новая база данных жертв репрессий
Интервью с Яном Рачинским

Похожие материалы

10 октября 2016
10 октября 2016
Конференции об исторической праксеологии, мировых практиках погребения умерших, крепостях Первой Мировой; стипендии из США и Германии, а также парочка грантов для исследователей.
24 июня 2016
24 июня 2016
40 лет назад был закончен (но, разумеется, не опубликован) роман Фридриха Горенштейна «Место» - хроника борьбы за существование героя в СССР конца 50-х. Об истории из прошлого, спроецированной на настоящее и будущее – в новой рецензии на старую книгу.
30 ноября 2010
30 ноября 2010
О справочниках с именами людей, руководивших органами госбезопасности СССР (в 1941-1954 гг) и аппаратом уполномоченного НКВД–МГБ оккупированной Германии (в 1945-1954 гг), т.е. несущих фактически персональную ответственность за «сталинские» репрессии, рассказывает автор
23 июня 2009
23 июня 2009
Сегодня людей, которые были свидетелями исторических событий начала ХХ века, участниками Гражданской войны, уже нет. Именно таким участником исторических событий в течение всего нелегкого двадцатого века был Алексей Александрович Ильинский. И хотя его уже нет с нами, но о нем сохранились воспоминания его внука – Алексея Георгиевича Ильинского.