Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
24 мая 2010

«Maus» Арта Шпигельмана: холокост в комиксах

Обложка книги

Американский художник (автор комиксов) Арт Шпигельман работал над автобиографическим комиксом о холокосте 13 лет: он рассказывает не об истории катастрофы вообще, а о воспоминаниях собственного отца, лишенных сентиментальности и пафоса. За книгу автор получил Пулитцеровскую премию, её изучают во многих школах мира, но в России она до сих пор не переведена и не очень известна.

Комикс Арта Шпигельмана (Art Spiegelman) был издан в двух частях – в 1986 и в 1991 гг. Несмотря на свой жанр и на то, что главные действующие лица показаны в облике животных (евреи – мыши, поляки – свиньи, а немцы – коты), это произведение вылилось, как и хотел автор, в настоящий роман: многослойный, со сложным устройством сюжета и времени, с тонкими наблюдениями за людьми и историей, с хорошим литературным стилем и (!) чувством юмора.

Шпигельман, уже довольно успешный комиксомейкер, приходит к своему отцу, чтобы расспросить того о молодости; «старые добрые времена», которые имеются в прошлом у каждого человека, совпали для его отца со Второй мировой войной. Отец стар, рассеян, скуп и склонен к брюзжанию – он постоянно ругается со второй женой (первая – мать Арта – покончила жизнь самоубийством), пьёт залпом таблетки и отвлекается от рассказа на мелочи. Арт настойчив, но нетерпелив – у него не слишком хорошие отношения с отцом, и он очень хочет выпустить комикс. Место и время действия постоянно скачут: то это США наших дней, куда уехали после войны Шпигельманы, то это записанные и зарисованные сыном воспоминания о жизни в Польше (отец сначала спасся от Освенцима, а затем попал в него) – хаотичные, случайные и бесценные, как и любые другие.

«Тот комикс, который был положен в основу «Мауса», уже смешивал прошлое со спокойным семейным миром настоящего. Даже если это и могло показаться странным: отец усыпляет сына рассказами о концлагере.

История, которая развертывается в настоящем, следующая: рисовальщик комиксов приходит в гости к своему отцу, чтобы побольше узнать от него о том, что происходило во время Второй мировой войны. Что же касается истории, происходящей в прошлом, то она является плодом творчества рисовальщика, который работает в настоящем. Короче, история из прошлого не является точным воспроизведением того, что произошло с моим отцом, а того, что я, рисовальщик, понял и запомнил из рассказов моего отца и его исторического опыта. В этом смысле история прошлого существует как бы пропущенная через фильтр рисунков автора комикса. «Маус» — это история, внутри которой прошлое и настоящее находятся в постоянном диалоге».
Арт Шпигельман

Холокост для Арта Шпигельмана не (только) трагедия эпического масштаба, а семейная история, в которую оказались вовлечены все его родственники, а теперь, кажется, и он сам. Такой же она предстает и для читателей, которые, конечно, хорошо осведомлены о «бесчеловечности войны» и «преступлениях против человечности», но в комиксе «Maus» замечают нечто, имеющее куда более близкое отношение к ним самим, – человеческую историю.

Дополнительные материалы:

Подготовила Юлия Черникова

24 мая 2010
«Maus» Арта Шпигельмана: холокост в комиксах

Похожие материалы

18 января 2012
18 января 2012
В этом доме находится музей (мемориальный и образовательный центр), раскрывающий историю, механизмы и обстоятельства уничтожения европейских евреев в зоне влияния фашистской Германии
10 января 2013
10 января 2013
Что демонстрировалось на дюссельдорфской выставке «Дегенеративная музыка» и как – технически – происходил процесс «публичного осуждения»? Было ли физическое уничтожение «дегенератов» от музыки самостоятельной ветвью гитлеровского культтеррора или же произошедшее вписывалось в общую картину истребления евреев нацистской властью? Как уничтожение композиторов сказалось на дальнейшем развитии немецкой и мировой музыки?
15 августа 2013
15 августа 2013
Если холокост стал возможен не из-за недостатка гражданской активности, а потому что это был одобренный широкими слоями населения проект, то задача современности состоит в том, чтобы распознать нынешний потенциал антисоциального поведения, ослабления правовых основ государственности или нарушения прав человека. Раз так, воспоминания перестают быть достоянием музея, лишаются стремление просто сообщить о фактах. Они становятся остро актуальными, приобретают современное звучание и политическую значимость.